Бабушка

— Что с вами? Сердце, голова? Скорую вызвать?

— Нет, — тихо ответила бабуля — мне хорошо, вот только дочка… Опустив седую голову бабушка тихо и протяжно вздохнула.

— Что-то с вашей дочкой? — не унималась я. — У неё то все хорошо…

По сморщенной щеке сползла прозрачная слеза. Я растерялась. Что делать с малознакомой плачущей старушкой. Предложила проводить ее домой. Она покачала головой в ответ.

— Мама, ты где? — вдруг разнесся по подъезду резкий голос.

— Сейчас, иду. — откликнулась бабуля.

— Спасибо, я к доброте то не привыкла, — сказала она тяжело поднимаясь со ступенек.

***

Прошло несколько месяцев и я вновь увидела соседскую бабушку. На этот раз она сидела на детской площадке. Вид у неё был самый несчастный. Во мне же боролись два противоположных стремления: не лезть в чужие проблемы и быстрее в них влезть.

Погода была отличная, день субботний, все дела я уже переделала, муж уехал к сыну с невесткой, почему бы не потратить немного времени на чужое горе. Глаза тоскливые, тяжкая складка у губ, волосы растрёпанны…что же на этот раз случилось?

— Отличная погода! Гуляете?

— Сижу вот.

— Как вас звать?

— Анна Ивановна, можно просто Ивановна, а дочка та заразой кличет…

— Вы с ней живете?

— Одна я, дочь иногда заходит, в дни когда я пенсию получаю. Заберёт все обругает меня и уйдёт.

— Она сейчас где?

— У меня, вот и сижу чтобы не видеть ее.

— Анна Ивановна, а вы не голодны?

Старушка лишь рукой махнула и отвернулась.

— Вот что, идемте ко мне, я вас чаем напою и поговорим.

Уже дома я усадила старушку за стол и налила ей борща. Она начала кушать, застенчиво вытирая губы кусочком хлеба. Доев, поблагодарила.

— Давно я горячего не ела, спасибо…

— Как вы живёте? Без денег, одна.

Она с минуту помолчала, а потом рассказала про дочь. Вырастила она ее одна, без мужа. Рита была неплохой девочкой, окончила техникум после школы и пошла работать на стройку маляром. А потом по словам бабули «свихнулась».

— Сошлась с одним , — рассказывала она — вроде парень приличный, а потом вместе пить стали. И так они, милая, пили…

Потом мужа ее посадили. Дочь моя ждать его не стала, с другом его сошлась, и вот все началось заново…

Сначала она ещё работала, мне вон даже квартиру отремонтировала. Но радовалась я недолго. Совсем дочка пропала…

Теперь ко мне ходит раз в месяц как пенсию получу. Отнимет все до копейки и уйдёт.

— Так вам надо было в полицию обратится или в собес.

Бабуля сказала, что обращалась, но везде был один ответ: дела семейные, состава преступления нет, к дочери на работу обращайтесь.

— Я лишь однажды написала на работу ее, ну отругали ее там, а толку, не боится она место терять, вон по квартирам начнёт ходить ремонты делать.

В тот день бабуля просидела у меня часа два, потом поблагодарила и ушла. Вечером я рассказала мужу про горести соседки, он пожалел ее, удивился жестокости дочери и пообещал в случае чего защитить соседку.

В следующий раз встретив бабулю в подъезде я сказала ей:

— Как только придёт ваша дочь и будет деньги отбирать сразу же зовите меня или моего мужа. Мы с ней поговорим.

— Да что ты милая, да разве можно его впутывать…- а потом снизив голос до шепота, сказала — она ведь и руку поднять может, было…и не раз… Не надо мне ничего, видно за грехи свои страдаю…

Тут по подъезду раскатился резкий крик:

— Мам, ну где ты?

Я вздрогнула, схватила Анну Ивановна за руку и завела в свою квартиру.

— Миша! — позвала я мужа — идём разбираться с этой женщиной.

— Не надо, не ходите…- взмолилась бабуля.

Но меня уже было не остановить, полетела я в бабулину квартиру, дверь была приоткрыта. Я решительно вошла.

Первое, что мне бросилось в глаза это идеальная чистота. «Молодец, Анна Ивановна, в таком преклонном возрасте и с такой дочкой содержит дом в образцовом порядке!» — подумала я.

Прошла по пестрому половику в прихожей, решительно ступила в комнату, здесь тоже чистота, белоснежные салфеточки везде, на окнах герань.

— Мам, ты? — раздался с кухни женский голос — сколько можно тебя ждать?

За мной тихо ступал муж, вооруженный телефоном, чтобы записать наш диалог…

Посреди кухни стояла женщина, повязанная фартуком в горошек с белой косынкой на голове. Лицо румяное, сияющее здоровьем, широкие натруженные руки.

— Здравствуйте, -улыбнулась она и тут же стала так похожа на Анну Ивановну- вы кто?

— Соседи … — оторопела я

Весь облик Риты говорил о добропорядочности, хозяйственности и добродушии. И ни следа пьянства и жестокости, о которых рассказывала ее старенькая мать. Мы с Мишей растерянно перегонялись, а она открыла духовку и вытащила противень румяных пирожков.

— Садитесь, угощайтесь, сегодня с мясом испекла.

— Вы — Рита? В чем дело? Ваша мама рассказывала …- залепетала я.

— Ох, мама опять за своё. Она у меня …нездоровая немного. Травма головы. Да вы сядьте, поговорим. Пирожков отведайте.

Выяснилось, что Анна Ивановна действительно растила дочь одна. Рита выросла, вышла замуж и родила дочерей — двойняшек. Анна Ивановна по нелёгкому своему характеру с зятем не ужилась. Тогда квартиру разменяли. Рита с мужем и детьми поселялась в коммуналке, пока не получили новую, а мать в однокомнатной квартире.

Анну Ивановну не бросала, приходила убиралась, готовила еду впрок. Потом Анна Ивановна сошлась с мужчиной, он пил, и как-то поругались они, он и толкнул ее сильно. Его посадили потом. А женщина так и осталась с причудами.

Так то ничего, самостоятельная, разумная, только иногда фантазия так и зашкаливает. Тут в кухню зашла Анна Ивановна.

— Мам, ну ты опять за своё, — в сердцах сказала Рита, — надо снова к врачу, лекарства прописывать, да ты садись, сейчас чаю налью, пирожками угощайся, твоими любимыми. Как ты себя чувствуешь?

— Я себя хорошо чувствую, а ты все равно зараза!

Рита вздохнула, грустно посмотрела на нас с Мишей и сказала:

— Вот так и живем…

Бабушка