Рассказ дочери немецкого автоматчика о том, как он воевал в Воронеже. «Теперь я поняла, почему отец кричит во сне»

В эти дни Воронеж отмечает 75-летие освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

Битву за Воронеж не зря называют «вторым Сталинградом»: за 212 дней и ночей немцы так и не смогли овладеть левобережной частью города. Об обороне Воронежа советскими солдатами написано немало. А как виделась битва – с той, другой, стороны?

Вальтер Рюгнер из Манхайма умер почти в 90, незадолго до кончины передав своим детям личные дневники. Дочь Рюгнера Ирис прочла их в 2010 году. Всегда сдержанный и замкнутый ученый никогда не рассказывал домочадцам об этом отрезке своей судьбы. Прочитанное настолько потрясло промышленного дизайнера Ирис Рюгнер, что она нашла в интернете русский город Воронеж и решила сюда приехать.
Из дневников Ирис узнала, что судьба ее семьи и ее лично, родившейся уже после войны, по большему счету решилась в этом далеком городе на улице Острогожской. Здесь за трамвайными путями умирал от потери крови и сильной контузии ее отец. Согласно дневникам рядового Рюгнера, солдаты вермахта почему-то называли это воронежское место в районе «Ближних садов» – «Казино». Советские части отбили его у немцев, и те попытались вернуть свои позиции.

В наступлении по взятию «Казино» 22 сентября 1942 года принимал участие и Вальтер Рюгнер. На площадке возле трамвайных путей были вырыты окопы. Рядовой прыгнул в один из них, обнаружил там продовольствие советских солдат. И в этот момент разорвалась граната. Все, что он смог, – отползти за трамвайные пути. Но при этом получил тяжелое поражение вестибулярного аппарата, потерял около двух литров крови – она вытекла через уши и нос. За трамвайными путями рядового Рюгнера подобрали санитары и спасли – все это Ирис узнала из его дневников.

– После этих его записей я поняла, почему отец, всегда невероятно выдержанный, без единого громкого слова, по ночам кричал. И вот я прочла, что он был автоматчиком и на его совести много человеческих жизней. Все это никак не вязалось с его образом. Он был отличным отцом. Мы дружили. Когда вермахт перебросил войска на Восточный фронт, ему было 20 лет. Но он не был добровольцем! А те, кто пошли на Восточный фронт не по своей воле, становились пушечным мясом вермахта, им давали самые опасные участки, – считает Ирис.
Из дневников она также узнала, что левый берег города солдаты вермахта во время наступления называли «Тротцкиштадт». Про мнению Ирис, это название никак не связано с одним из лидеров русской революции, а произошло от немецкого слова «тротц» – «вопреки».

– Скорее всего, слово «Троцкиштадт» образно выражало неприступность вашего левого берега благодаря стойкости советских солдат. Ведь левый берег немцы взять не смогли. А мое главное впечатление от современного Воронежа – вы, русские, очень доброжелательно относитесь к немцам. Все люди вокруг оказались невероятно дружелюбными, всегда готовыми прийти на помощь. Меня это удивило и сильно тронуло. Ведь мы же когда-то были здесь оккупантами! Думаю, что после всего того, что пережили наши страны в прошлом веке, мы, простые люди, должны контактировать друг с другом сами, независимо от большой политики, – отметила Ирис Рюгнер.

Рассказ дочери немецкого автоматчика о том, как он воевал в Воронеже. «Теперь я поняла, почему отец кричит во сне»